16:08 

Ниже накипи

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Всего две стоящих вещи я делаю в этой жизни: зажигаю каждый вечер свечу на окне для тамошних жителей и ещё — немножко смотрю с мостов за тех, кто умер и кто любил смотреть с мостов.
— Помнишь, ты ехал на поезде в Севастополь и в вагоне-ресторане тебя попросили передать соль? Ну, вот это и был смысл. (с)

20:30 

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
15:14 

Блондинки на марше

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Месяц назад мы купили мне новый ноут. Фирма вела себя корректно, при покупке дала самостоятельно зарегистрировать лицензионную винду, чем купила меня, видевшую начало компьютерной эры и лично неоднократно ставившую систему с пачки 3,5″ дискет, с потрохами. Однако по приезде домой выяснилось, что у машинки щёлкает жёсткий диск. Мы сдали комп по гарантии, ждали недели три, сегодня мне его вернули. Мальчик в сервисе сказал: я вам тут программки поставил. Смотрю, на рабочем столе — скайп, мю-торрент, еще что-то такое же. Спрашиваю, кто зарегил винду. Говорит, что сервис, который менял хард. Ладно, думаю, скайп я тебе, так и быть, прощу. Приношу компьютер домой - там, помимо скайпа с торрентом, несколько проигрывателей, набор кодаков и, та-дам, Microsoft Office 15, уже активированный через KMC.
Стоит ли говорить, что после звонка в фирму и беседы с продавцом и директором я знаю только двух человек, которые считают, что такая забота о клиентах ненормальна: один из них я, другой имеет сомнительную радость со мной жить. А фирма аргументирует так: вот вы же, говорят, сами завтра к нам придете и скажете, что у вас файлы не открываются. Файлы не открываются, Карл.

17:06 

Из рабочих диалогов

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
— Я не понимаю, почему они совсем не строят клиентов.
— Потому что они их разводят.

Воистину.

17:28 

Снежный пёс

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Плюс 33, троллейбус, мальчик лет трёх — маме:
— Я знаю, кто делает снег. Снежный пёс! Он вот так наклоняет голову (показывает), открывает пасть (показывает) и оттуда сыплется снег.

13:42 

Диалог с детским хирургом (у ребёнка инфицированная рваная рана правой руки)

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
— Я хотела спросить, можно ли ему писать на уроках в школе.
— *жест рукой* Дайте обратно бумаги. Он у вас что, левша?
— Правша.
— Везде написано, что травмирована левая рука.
— Я не удивлена, за прошедшую неделю состояние нашей медицины успело внушить мне серьёзные опасения. Но рука правая, вы только что её перевязывали.
— *пишет что-то в бумагах, возвращает, молчит*
— Вы не ответили на вопрос. Можно ли ему писать в школе?
— Вы это сама должны решать.
— Я не могу решать такие вопросы сама, я не врач и не могу компетентно оценить состояние раны.
— Мы не даём справок, разрешающих не вести записи в школе.
— *тщательно артикулируя* Я обращаюсь к вам как к доктору, мне нужен совет специалиста. Можно ли писать рукой? Если можно — он будет, нельзя — не будет. Нужна профессиональная рекомендация по правильному заживлению раны, понимаете?
— Да, пусть пишет, разрабатывает руку.

Не знаю, что и сказать, Карл.

16:39 

Продолжаем бухтеть

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Едешь на велосипеде. Видишь знакомый силуэт, спохватываешься обрадоваться и возможно притормозить, а потом понимаешь, что твоей памяти об этом силуэте — уже пятнадцать-двадцать лет. Поэтому нет, не знакомый, а просто похожий. По пять штук таких похожих за прогулку, вот что. Может, оно вообще конечное, это ваше внутривидовое разнообразие.

15:13 

Ты перестала пить коньяк по утрам?

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
00:59 

...скромны, доброжелательны и любезны. (с)

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Что вгоняет в тоску в не явной, но очевидной связи с возрастом — это отмирание собственной способности ежедневно светиться так, будто нет вокруг тебя ни дураков, ни грубиянов, ни бездельников-за-твой-счёт, ни бестактных и бесчувственных, безответственных людей пачками. Параллельно отмирает способность ходить без щита хотя бы в кармашке (или это ты раньше чего-то не замечал? или у тебя был другой функционал, и поэтому летело мимо? да что случилось-то, блин?!).
А вовсе не морщины и прочее "если после сорока у вас ничего не болит". На лице в любом возрасте всего лишь написано, кто ты есть. А кто ты есть и будешь есть, если дураки и грубияны теперь почему-то начинают и отыгрывают каждый божий день по мелочи, по крупице, по искорке. Такие драгоценные силы и время — вот им вот?.. А кому еще, оглянись, посчитай процентное соотношение.
Ну не всех же... недолюбливать, в самом деле. Круг сужается, в центре его ты сам.
Хотела попросить обучающий курс у мироздания, но вульгарно боюсь его не пережить, знаю я эти высшие учебные заведения, старшие курсы, факультативы, появляющиеся после получасового стояния перед расписанием, смерть является отличным поводом для явки на выпускной экзамен. Трусам и/или учителям всё теперь приходится делать самим, вот что.

13:30 

А не ходи в наш садик по ссылкам, очаровашечка

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Ночью 20 всадников пытались прорваться через границу Украины с Белоруссией
Над названием чё-то ржу.
Шшшширррр! Бэггинс!
(Лет десять назад видела в летних сумерках в центре города уходящую группу из ~девяти человек под рюкзаками. Чуть не бросила, как водится, семью и детей.)

23:58 

Tinker Bell says, and I find I agree. (с)

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
12:13 

Прекрасны эпизоды работы дизайнера

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Отправила в почту заказчику украденное в сети письмо с признаниями в любви, одно от лица девочки, другое — от лица мальчика.
И на машинке вышивать: нет ничего невозможного для человека с интеллектом. (с)(с)

14:54 

...и навсегда [себе] запретил. (с)

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Все вспоминали - и я вспомнил.
Бедным, по-настоящему бедным я был один раз в своей жизни, ранней весной 1992-го года, что-нибудь в марте, секунд 40.
В январе у нас родилась дочка, еда благополучно кончилась в магазинах, в том числе молоко. А Оле велели ежедневно пить чай с молоком, полагая его надежным средством вспоможения молокотворению. К молочной кухне нас ещё не прикрепили, поэтому надо было либо биться в рассветном сумраке со старушками за выброшенные в универсаме у метро считанные пачки, либо отлавливать потом этих же старушек, барыжащих молоком по автобусным остановкам. Я заканчивал институт и преподавал, ловля старушек не была моей сильной стороной - и в бою у прилавка они тоже делали меня легко.
В тот день к нам пришёл в гости один из ближайших друзей (назовём его Д.) моих школьных лет. На шатком кухонном столе стоял чайник, пара чашек чаю с молоком и заветная упаковка. Сегодняшняя. Может быть, её хватило бы на три дня.
Д. воскликнул: "Чай с молоком! Что за дрянь! - (Оля сочувственно кивнула) - Я ещё в детском саду отказывался его пить! Уж если терпеть эту злую муку, то этак!" - он с долоховской лихостью запрокинул пакет молока и разом выхлебал его досуха!
Это были ужасно длинные, тягучие, стыдные и незабываемые сорок секунд. Чего только в них не было: желание броситься на друга и выхватить пакет из рук, отчаяние оттого, что молока я больше не достану никогда, мысли о том, как наказать обидчика и какие наложить на него репарации.
А потом я внутренне отшатнулся от этого отчаяния, запомнил его себе надолго и навсегда запретил.
С тех пор мы жили небогато довольно долго - я то работал в школе, то служил в Независимой газете (где другой мой друг, назовём его Н., предлагал уже по-честному установить турникеты на входе и тем решить все финансовые проблемы издания) - но бедным я больше не был. Никогда.
Дай бог и дальше вспоминать вчуже.
(с) Александр Гаврилов

02:11 

Вполне новогоднее

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Где-то там возведут дворцы и дворцы сметут.
Где-то там ледяные пальцы судьбу плетут.
Вот ты куришь в такую зябкую темноту.
И как будто в крови твоей только яд и ртуть,
все, что правильного ни сделано — все не тут.
Не тут.

Говорит темнота тебе: «А чего ты ждал?
Ты на самом-то деле говно, а не провода.
Торговал ты лицом,
а что толку в тебе таком?
Был трусливым бойцом,
нерадивым учеником.
Не отмерил ни разу, отрезал — три раза, три ли?
Твои глупые дети за школой вчера курили».

Намерзает на сердце тонким таким ледком
и крепчает, чего бы наши ни говорили...

Только ток выбирает обычные провода.
Например, я тебя безвременью не отдам,
например, мы хотели пить — и нашлась вода,
например, ты боялся «нет», а услышал «да».

Далеко ледяные пальцы сплетают нить.
Им легко отдавать тепло, их легко винить.
С темнотой мы всегда идем говорить одни
по дороге большой беды и большого льда.
И когда тебе в этом мороке как-то так,
все равно ты проводишь ток, поднимаешь флаг.
А все прочее — несущественно,
извини.
(с) riweth

21:49 

Фраза понравилась

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Это первый кризис, когда я за старшую. (с)

00:41 

А-а-а, я первая это придумала

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)

15:36 

Сдались им ваши рыжие с лавовой гривой

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Периодически тревожит тот факт, что миллионы живших на Земле людей никогда не видели моря; иные совсем не знали, что оно существует. Мешает попыткам религиозности и общему восторженному восприятию действительности: "на небе только и разговоров, что о море".
А ещё были люди, которые выходили на незнакомый монотонный шум в самый первый раз.

22:56 

Граждане, Отечество в опасности//Наши танки на чужой земле. (с)

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Невыносимо стыдно, до слёз.

02:31 

Ноша победы

Когда нам тяжело или страшно, чтобы двигаться вперед, мы просто ставим одну ногу впереди другой. (с)
Не знаю, какими словами передать восхищение, радость, скорбь, надежду, тревогу о ближайшем и настоящем.
Пусть ваша небесная сотня больше никогда не оставит вас.
Слава Украине.

я маяк этому кораблю

главная