• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:26 

Взрослые — это мы. (с)
Если не можешь выбрать что думать о своей жизни и во что в ней верить — ах я вся такая внезапная, противоречивая вся — можно выбирать это волевым усилием. По критерию "даёт больше сил", например.

16:10 

Шинели на платьица

Взрослые — это мы. (с)
Хорошее слово "Итиль", красивое. На днях внезапно назвала так жеребёнка.

09:14 

По несколько раз

Взрослые — это мы. (с)
Вспомнила стихотворение женщины, которая двадцать лет назад учила нас журналистике по вечерам. Очень хорошее.
читать дальше

16:59 

Взрослые — это мы. (с)
Откуда-то же вот люди знают, что у единорогов хвосты совсем не такие как у лошадей)

22:36 

Взрослые — это мы. (с)
Пришла наконец осень: выходишь на улицу — и понимаешь, что мир больше не готов делиться теплом (внесезонно только тайнами). Дышать стало значительно прозрачнее.
Сменила белые перчатки прошлых сезонов на бледно-жёлтые, вероятно в честь заслуг моих прошлых и будущих перед мирозданием.
Есть у меня такая история — если ты памятник, то в том конкретном городе, где тебя поставили, может не повезти (или, маловероятнее, повезти) с компанией. А за ночь далеко ли уйдёшь, а к рассвету назад.
Итого шла мимо магазина. Интересно, что скажет памятник манекену при встрече. И что творится в зоопарке ночью, когда все уходят домой.
за стеклянными стенами
Ещё будет тепло. Сначала на улицах, после от свеч.

@темы: лёгкие формы шизофрении

21:24 

Взрослые — это мы. (с)
Быть "равной среди первых" мне гораздо приятнее, чем "первой среди равных".

21:12 

Взрослые — это мы. (с)
Видела девушку в расшитых сапогах — в темноте не разберёшь и крупного узора, но на фоне покрытого осенними листьями мокрого асфальта показалось, что узор на сапогах продолжает тот что на земле.
Трёх молодых людей, курящих у машины, один из которых сидел на трёх вложенных одна в другую офисных табуретках. Пока мне уступали дорожку, отодвигая бивуак в сторонку, сказала им что вот если бы они сели все — смотрелось бы замечательно; посмеялись.
Измученного жизнью небезопасного вида мужчину, который на тёмной улице подошёл ко мне, записывающей в блокнот девушку в сапогах с узором из листьев-на-асфальте, и предложил посветить фонариком, и даже включил его уже.
Влюблена в новый htc с четвёртой версией андроида. Ах когда это уже вживят в мозг.
В городе есть аптека с лого — летающей пчёлкой-доктором, и слоган: я лечу.
И ещё мне всегда кажется что если я слишком долго буду смотреть в чужого, незнакомого человека — что-то щёлкнет и я окажусь в его голове.
Осень, темнота и фонари умиротворяют. Счастье можно принимать каждый вечер после семи, в естественной дозировке.

@темы: лёгкие формы шизофрении

22:27 

О методах

Взрослые — это мы. (с)
Магия отчаявшихся, ищущих, учащихся, творящих, созерцающих, зубрящих etc.: способ знакомства с опытом и характером носителя.

18:22 

Взрослые — это мы. (с)
Крупно облажавшийся волшебник — печальное и поучительное зрелище.
Тридцать три года такие тридцать три года.

19:32 

Заклинание к неизбывной тоске

Взрослые — это мы. (с)
Всё забирай, не оставь ничего взамен, выпивай до дна, ты найдёшь и дно. Не посчитаю ран, не составлю счёт — вот я, смотри: сделай шаг и возьми своё.
Нет, никуда не девайся, останься, тяни и рви, тело к примеру ритмично мотай на рифы, душу к примеру по капле цеди в бокал.
Ты так давно меня ждёшь — вот и давай, смелей: я наконец поснимала щиты и своими руками открыла тебе врата.

Станем с тобой одно в этот страшный — ибо в вечность продлится — миг: слова не вымолвлю, взгляда не отведу.
Вот твоя ложка, Пуговичник. Вот скрипка, Пёстрый, твоя. Безымянный, вот твой сачок. Подходи по мою беду.
Я и она — одно. И кто-то из нас двоих — пепел летит с небес, на Остров встаёт волна — кто-то из нас двоих будет встречать рассвет. Либо ты и моя беда. Либо я и моя беда.

16:12 

Взрослые — это мы. (с)
Мои старые стихи в комментариях, бессистемная неполная подборка, в основном по архивам старых дневников. Давно хотелось собрать.

04:50 

Белая ленточка

Взрослые — это мы. (с)
Их репетиции редки — раз или два в столетье, их голоса негромки, неподлинны имена. Призрачнее рассвета трое вступают в город. Начало второй декады, декабрь, полдень, Москва.
Войцех — скрипач от Бога, скрипка — подарок деда, рыжая Илга-сиринга — весеннего леса дар. Там где играет Войцех — всегда улыбаются люди, там где поёт сиринга — гаснет любой пожар. Тощий лохматый Инвар не вспомнит, где взял блокфлейту, но знает, какие ноты звучат в именах ветров. Там где играет Инвар — злоба уходит в землю, там где играет Инвар — не может пролиться кровь.
Трое на площадь выйдут (Балчуг, Болотный остров), трое кивнут друг другу, состроят свои голоса. У них будет около часа, пока стекаются люди, пока заполнится площадь, пока сгустится гроза.
В людях и тропах острова вдруг потеряв друг друга, трое одновременно пряди отбросят со лба. Войцех голову склонит, скрипку к плечу пристроит, Инвар блокфлейту небрежно вытряхнет из рукава, Илга губу прикусит, к ней поднеся сирингу, Войцех смычок поднимет — и начнётся игра.
Музыка будет разной, музыки будет много, марши, сюиты, гимны, скерцо, минор, мажор: каждый сюда пришедший разное носит в сердце, и на каждую сотню метров есть заказанный дирижёр. Но сквозь речи, кричалки, топот, аплодисменты, вскрики, сквозь наших, ненаших, ихних, фамилии, имена, сквозь громких, спокойных, буйных, отважных, жестоких, тихих —
слушая только друг друга
следуя только друг другу
чувствуя только друг друга —
трое сыграют в такт.
Маленький сборный оркестр, скрипка, сиринга, блокфлейта, маленький сборный оркестр, улыбка, добро, договор — до вечерних теней и огней, до последнего гостя, последнего всплеска, последнего звука, последнего зрителя не покинет Болотной площади главный её дирижёр.
Поздней декабрьской ночью через уставший город трое уйдут путями, коих на картах нет. Илга, Инвар и Войцех. Сиринга, блокфлейта, скрипка. Балчуг, Болотный остров. Мгновение, вечность, век.

19:08 

А может их и не было никогда

Взрослые — это мы. (с)
Всё-таки вот только согласился человек с какой-то фигнёй — и вспоминай через пару лет, как ты его звал. Многих только что-то приходится вспоминать.

11:13 

Видела

Взрослые — это мы. (с)
С неделю назад посреди пасмурной весны: цыганка с ребёнком двух-трех лет сидит у тротуара. Быстрым и каким-то неодобрительным шагом подходит женщина и резким движением кладёт на пластиковый стаканчик для сбора денег — яркий, солнечный апельсин. И так же быстро уходит. А ребёнок хватает апельсин двумя руками и открыто, неверяще улыбается.

23:39 

Анекдот (украден)

Взрослые — это мы. (с)
А бармен ему и говорит: "Тахионы не обслуживаем".
Заходит тахион в бар.

10:44 

Опять я не о высоком

Взрослые — это мы. (с)
03:16 

Краткое содержание пятилетнего сезона для собирающего рюкзак и пару десятков коробок

Взрослые — это мы. (с)
С одной стороны. С другой стороны. Оплакать всех идиотов и отправиться дальше в компании лирического виновника текстов, вот что помимо прочего трогает меня в этой истории.
Ничего нового под луною. Может, и смерти снова нет.

16:09 

lock Доступ к записи ограничен

Взрослые — это мы. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:39 

Взрослые — это мы. (с)
А чем у нас рискует Крысолов
Который обещал их защищать
И всякий раз теперь когда ко дну
Уходит холодеющий комок
Угрюмый разноцветный господин
Считает на аптекарских весах
Что лучше отравиться утонуть
Пищать на острых кошкиных когтях
Как будто делать нечего ему

19:00 

Вчера во сне

Взрослые — это мы. (с)
мужчина рассказывал.
Как я поняла — они оставались ещё какое-то время у того костра.

я маяк этому кораблю

главная